24/07/2017 Услуги перевода Цены Акции Статьи Блог Контакты Заказать перевод

Перевод сниженной лексики в современном французском кино. Часть пятая.

Страницы 1 2 3 4 5 6 7

Подход к переводу в кино зависит прежде всего от избранной техники перевода: дублирование/перевод с субтитрами или, другими словами, устная/письменная формы представления текста на ПЯ. Совершенно очевидно, что допустимое в устной речи может оказаться абсолютно неприемлемым в письменном тексте. Указанную тенденцию отмечает, в частности, Д. Красовска в одном из редких исследований, посвященных переводу телефильмов. Проанализировав специфическую для перевода киноситуацию двуязычия в Латвии, автор констатирует стремление переводчиков избегать употребления сниженной лексики в устном переводном тексте и полное ее отсутствие в субтитрах англоязычных фильмов на русском и латышском языках.

Что касается закадрового дублирования художественных фильмов, специфика последнего, на наш взгляд, обусловлена тем, что устный кинодиалог следует рассматривать как неотъемлемый компонент звукозрительного ряда, триады устного—письменного—визуального. Дело в том, что вербальный компонент фильма может находить свое выражение как в виде письменного текста (разного рода надписей, вывесок, заголовков газет или книг и т.д.), так и в виде устной речи. При этом оба вида коммуникации опираются на визуальный ряд, изображение события или ситуации, которые, правда, не всегда совпадают. (Вспомним сцену в фильме "Золушка", когда, готовясь к поездке на бал, сестры с восхищением рассматривают платья, сшитые для них Золушкой, высказывая при этом резко негативное мнение, которое не вяжется с их восторгом.)

Письменный текст в кино, как правило, не представляет особенностей в плане языковых регистров и не нуждается в переводе. Исключение составляют титры и указания, приводимые на экране, чтобы отразить перемещение героев фильма в пространстве {"Швейцария, Берн") или во времени {"Прошло пять лет"). Разумеется, эту роль может выполнять и звучащий текст. Вспомним в этой связи любопытный прием режиссера Э. Финкеля в фильме "Voyages" (1999), где перемещение в пространстве комментируется девушкой-экскурсоводом, сопровождающей группу пожилых туристов из Франции в путешествии по местам холокоста в Польше. Голосом за кадром озвучиваются также и страницы писем или дневниковых записей, отражаемые визуальным рядом фильма. Однако все эти тексты сохраняют общую нормативную направленность.

В устной же речи героев современных фильмов, имеющих разное социальное положение, — от простого охранника на заброшенном заводе ("Marius et Jeannette", R. Guediguian, 1997) до работника крупного министерства ("Tanguy", E. Chatiliex, 2001) — используется своего рода общий (обиходный) сленг, который можно рассматривать как функционально-стилистическую разновидность французского языка. В составе этого сленга довольно велика роль сниженной лексики (просторечных и бранных слов), поскольку фильмы, отражающие повседневную жизнь французов, включают главным образом бытовые диалоги: общение между членами семьи, прием врача, общение между друзьями и знакомыми. В таких диалогах участники коммуникации не заботятся о том впечатлении, которое они могут произвести на собеседника, и не стесняются в выражениях. При общении же с представителями власти им приходится делать усилие, чтобы произвести более благоприятное впечатление и не оскорбить слуха лица "при исполнении". Так происходит, например, в сцене фильма "Ma petite enterprise" (P. Jolivet, 1999), где Иван, владелец сгоревшего предприятия, бессвязно пытаясь объяснить эксперту обстоятельства пожара, употребляет разговорную формулу "je me suis crame", и тут же поправляется, боясь быть непонятым:
Chastaing: L'incendie s'est declenche a l'heure du dejeuner, c'est ca?
Yvan: Oui absolument des que j'ai su, je... j'me suis precipite... et... on etait tous a table... у avait des euh... enfin, j'ai beaucoup de risques alors je me suis crame, je me suis brule un petit peu les cheveux mais ca se voit pas hein... la...

Проведенный анализ употребления сниженной лексики показывает, что в обиходном сленге современные киногерои чаще используют ее в качестве средства эмоциональной разрядки. Так, из 85 случаев употребления лексемы merde только в 8 случаях она выражает свое прямое значение, из них в двух случаях merde — в составе именной группы в качестве определения. Ср.:
6. Chacun sa merde... Enfin un minimum quoi. — Каждый в своем дерьме, хоть и в небольшом количестве.
("Tout va bien, on s'en va")
7. Je suis dans une merde noire. — Я в полной заднице.
("Tanguy")
8. T'es une fille sublime, mais une realisatrice de merde. — Ты великолепная женщина, но никуда не годный режиссер.
("Dieu seul me voir")
9. ...Pintuition masculine de merde. — ...мужская интуиция, черт
ее побери.
("Dieu seul me voit")

Очевидно, что прямое значение лексемы находит свое выражение либо в словарных соответствиях (дерьмо), либо в лексических единицах, относящихся к телесному низу (задница). В составе именной группы merde актуализирует сему резко негативной оценки (пример 8) или трансформируется в инвективное междометие, выражающее отрицательную эмоцию (пример 9). Думается, что в последнем примере переводчик мог бы сохранить структуру исходной именной группы, не трансформируя ее: чертова мужская интуиция.
Аналогичная ситуация с лексемой putain. В своем прямом значении она используется только в 3-х случаях из 90. В остальных случаях играет роль междометия или служит для усиления сниженности высказывания в составе именной группы:
10. ...saputain de these... — его долбаная диссертация...
("Tanguy")
11. Fais taire ta putain de fille. — Заткни ee!
("La ville est tranquille")
При переводе высказывания 11 его резко сниженная тональность реализуется в использовании бранного синонима глагола молчать в повелительном наклонении. 

Страницы 1 2 3 4 5 6 7

Да, переводим-с:

Список языков